Logo DarkLogo Light

Экспозиционные стратегии в лечении ПТСР

Аарон Брайнен (Aaron Brinen), доктор психологических наук

Хотя посттравматическое стрессовое расстройство было первоначально систематизировано в DSM-III как тревожное расстройство, клиницисты, работающие с людьми, пережившими травму, знают, что стыд и вина, испытываемые этими клиентами, одни из самых токсичных и сложных эмоций для работы с ними. Несмотря на то, что ожидается, что после ужасающей травмы человек, переживший ее, может испытывать ужас, стыд или вина, связанные с самообвинением за травму, запутывают разум.

В недавнем исследовании Langkaas и коллеги (2017) предположили, что у людей с ПТСР наличие этих не основанных на страхе эмоций может вмешиваться в экспозиционную терапию ПТСР и прогнозировать слабый отклик на нее. Эти исследователи сравнили экспозиционные процедуры с рескриптингом в воображении, процедурой, которая, как считается, лучше всего подходит для эмоций, не основанных на страхе. В экспозиции индивид неоднократно и в течение продолжительного периода возвращается в травматическое воспоминание, используя образность. В рескриптинге в воображении, индивид возвращается в травматическое воспоминание, но переписывает окончание травматического события, вводя в память его нынешнюю версию и исправляя его предполагаемую виновность в травматическом событии. Ни одна из гипотез не подтвердилась. Экспозиционные стратегии были такими же эффективными, как и рескриптинг в воображении. Наблюдался схожий уровень влияния на эмоции страха и эмоции, не основанные на нем.
Как это могло быть? Как могла экспозиция помочь таким эмоциям как стыд и вина?

 Когнитивная формулировка ПТСР.

ПТСР может мыслиться как фобия по отношению к воспоминанию, которая развивается после травматического события.
В результате люди избегают:

  1. Само воспоминание (подавление мыслей);
  2. Напоминания о воспоминании и его стимулы (внутренние и внешние).

Когда индивид избегает воспоминания, любая попытка оценить, организовать и вспомнить детали приостанавливается. Воспоминание становится недоступным для человека, чтобы собрать значимую информацию в целях когнитивной реструктуризации.

Такие эмоции как стыд и вина подпитываются мыслями, приписывающими ответственность, виновность и содействие индивиду.

  • Испытывая вину, индивид верит, что ему следовало действовать по-другому (например, сказать «нет», остановить бойню, не пойти на вечеринку).
  • Испытывая стыд, человек утверждает, что ему следовало физически реагировать по-другому (застыть) , не иметь сексуальной реакции, не сдаваться) и что нечто уникальное в нем повлекло травму (например, у него может быть мысль «Я должен был предотвратить травму» или «Преступник выбрал меня, потому что я другой»).

Стратегия изменения: Экспозиция.
                                                                                         

Чтобы уменьшить или устранить переживание не основанных на страхе эмоций, таких как стыд и вина, человеку нужно изменить бесполезные и неточные когниции. Сложность в использовании Сократовского подхода для проверки когниций – недоступность корректной информации и данных. Например, мужчина, который был травмирован в детстве, таит убеждение: «Мне следовало остановить преступника». Это убеждение приводит к вине за то, что он не остановил травму, которая произошла. Долгие годы семья, друзья и профессионалы говорили ему, что это не его вина, он был маленьким ребенком. Однако эти слова никогда не приводили к существенному облегчению и часто вели к новой вине.

Чтобы получить длительное облегчение, мужчине нужно рассмотреть основные сократовские вопросы: «Какие есть доказательства того, что это была ваша вина? Какие есть доказательства того, что это не было вашей виной?» Препятствующий фактор в ПТСР – доказательства, необходимые, чтобы изменить убеждение, обнаруживаются через намеренное рассмотрение событий травмы – той памяти, что индивид фобически избегает. Дальше значимая коррекция убеждения требует расширенного обзора данных и способности к обработке информации. Логическое мышление парализовано в период тревоги крайней степени, и человек полагается на избегание как копинговую стратегию. Избегание воспоминания объясняет, почему мужчина не приходит к самым логичным выводам: Он был только мальчиком, и у него не было сил в тот момент. Поскольку он избегает воспоминаний, у него нет доказательств для развития нового вывода.

Память извлекает такую интенсивную тревогу, которую индивид не может систематически оценить и интегрировать информацию о событии. Изменение убеждения будет сложным до тех пор, пока человек обладает фобической реакцией по отношению к воспоминаниям. Следовательно, экспозиция может быть простой и эффективной стратегией устранения симптомов ПТСР и не основанных на страхе эмоций.

Экспозиционные стратегии.
                                                                                                               

  • Привыкание к травматичным воспоминаниям делает возможным организацию памяти и увеличение времени для обзора деталей события.
  • Продолжительное время обзора воспоминания в целях привыкания обеспечивает индивидуальную экспозицию корректной информацией. В некоторых случаях, люди возвращаются после второй или третьей экспозиции травматичными воспоминаниями и говорят терапевту: «Мне было только 5, я ничего не мог сделать!»

Без фобической реакции на воспоминания, индивид может взглянуть на когниции, связанные со стыдом и виной, и изменить их с помощью доступных данных. В случаях, где когниции стыда и вины не корректируются через только повторение воспоминания, терапевт может обратить внимание человека на вновь доступную информацию и задать хорошо поставленные вопросы, чтобы изменить бесполезное и неточное убеждение.

Посттравматическое стрессовое расстройство приносит хаос в жизнь пережившего травматическое событие. Клиницист может легко почувствовать себя ошеломленным и сбитым с толку сообщением человека, пережившего травму, что осложняется стыдом и виной. Эта реакция на сложности ПТСР может привести клинициста к постановке бесполезных гипотез и интервенций.
С индивидуальной когнитивной формулировкой, клиницист может придать смысл хаосу и совместно выбрать единую, долгосрочную стратегию для изменения.

 

Источник: https://beckinstitute.org/exposure-strategies-ptsd-treatment/

Свяжитесь с нами

Наши контакты

Телефон

8 (800) 350-70-19

© 2020 Ассоциация когнитивно-поведенческой психотерапии
Все права защищены | Политика конфиденциальности
Документы для ознакомления
Присоединяйтесь к нам: