Logo DarkLogo Light

ПТСР как механизм выживания

https://beckinstitute.org/ptsd-survival-mechanism/

Norman Cotterell, PhD

Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) по определению DSM-V характеризуется пятью симптомами.  Последние четыре должны присутствовать более месяца и приводить к значительному дистрессу:

  1. Наличие травматичного события: смерть, либо угроза смерти или повреждения.
  2. Симптомы интрузии: воспоминания, флэшбэки, психологический дистресс, физический дистресс.
  3. Избегание: попытки не думать о травматичном событии, избегание мест, напоминающих о событии.
  4. Негативные изменения в мышлении и настроении: амнезия, негативные убеждения, нарушения когниций, потеря интереса, отстраненность, отчуждение от других, неспособность к переживанию положительных эмоций.
  5. Возбуждение: раздражительность, вспышки гнева, безрассудное поведение, гипербдительность, преувеличенная реакция испуга, трудности в концентрации внимания, нарушения сна.

По сути, ПТСР – это механизм выживания, поле битвы для ума, призванного защитить нас. Это способ нашего тела сказать: «Я никогда больше не позволю жестоко обращаться со мной, нападать на меня или подвергать меня опасности»

Это становится проблемой, когда система оповещения включается при отсутствии реальной угрозы приводя к попыткам подавить «опасные» мысли и эмоции. Алкоголь, сверхбдительность и перепроверки не создают безопасности, но временно приглушают сигнал тревоги,  приводя к избеганию реального опыта. В более ранней статье, размещенной  на этом сайте,  Глубинные убеждения и предположения при ПТСР представлен случай Майка:

Майк, 49-летний упаковщик, правша, получил производственную травму с ожогом третьей степени на тыльной стороне правой руки. Майк в ярких деталях помнит, как аппарат опустился на его руку и  он почувствовал запах горящей плоти.

Майк чувствует себя потерявшим контроль, беспомощным, дефективным. У него сформировались несколько ключевых предположений:

  • Если люди увидят мою руку, у меня возникнет ощущение потери контроля. 
  • Диссоциация, флэшбэки, ночные кошмары означают, что я не контролирую свой ум. 
  • Если я не контролирую свой ум, значит я слабый, неспособный контролировать себя, беспомощный и неспособный функционировать. 
  • Если я тревожусь, значит я теряю контроль и не могу функционировать.
  • Если я не способен контролировать свои мысли и эмоции, я беспомощен. 
  • Если я покажу свою уязвимость, люди потеряют веру в меня и будут считать меня слабаком. 
  • Если я не буду выходить из дома, я буду контролировать себя и смогу функционировать. 
  • Но если я буду избегать, я буду чувствовать себя беспомощным; это подтвердит мою дефективность.

Майк видит опасность повсюду, но важнее то, что он чувствует ее внутри. Чтобы справиться с этим страхом он не выходит из дома, избегает людей и прячет от них свою руку. Майк настороженно относится к плитам и обогревателям. Он старается контролировать свои мысли, избегая любого напоминания о травме, но все это лишь усиливает ощущение потери контроля. Таким образом, избегание и сверхбдительность являются одновременно и причиной и попыткой «вылечиться» от своих проблем. В итоге избегание лишь закрепляет дистресс. Статья Аарона Брайнена подчеркивает силу  метода экспозиции в коррекции данной стратегии. Майк понимает, что плита не имела никакого отношения к его травме, но сам ее вид  порождает страх. Майк  ни разу не готовил с тех пор, как получил травму, и очевидно, что такое избегание нарушает его жизнь. Перед тем, как составить иерархию угрожающих ситуаций, связанных с плитой и приступить к экспозиции, Майк описывает свои автоматические мысли:

  • Я могу опять повредить свою руку.
  • Это может отбросить меня назад.
  • Мне трудно это сделать. Мне нужно тренироваться игнорировать свои мысли.
  • Чувства могут парализовать меня
  • Все это требует больших усилий. Я не готов к этому.

Это реальные мысли, которые отражают: 1) риск повреждения, 2) недостаток ресурсов для предотвращения или совладания с угрозой и  3) страх испытать дистресс. Эти верования стоят того, чтобы их  подвергнуть пошаговой проверке с использованием иерархии угрожающих ситуаций. Затем Майк описывает преимущества избегания:

  • Это защищает меня от реальной опасности.
  • Это привычка. Она появилась естественным образом.
  • Это способ справиться с чувствами.
  • Я получаю минуту спокойствия.
  • Я полностью контролирую свои мысли.

Майк убежден, что избегание необходимо для предотвращения дистресса. И это лишь подкрепляет привычку избегать. И, кажется, что избегание абсолютно оправдано: избегай то, что вызывает дистресс. Но данная стратегия имеет значительные недостатки и Майк указывает на некоторые из них:

  • На самом деле это меня не защищает.
  • Это неразумно. Плита не имела отношения к моему повреждению
  • Мне приходится питаться вне дома или заказывать еду. Это дорого и не полезно.
  • Моя реакция преувеличена. Ситуация не требует этого.
  • Все это становится удручающим и безнадежным.

Майк может идти дальше и перечислить  недостатки этих недостатков. Он может подробно рассказать о том, какие неудобства они создают и как это заставляет видеть худшее в себе, в мире и в своем будущем. Он может отследить, как все это закрепляет его страх и ограничивает его жизнь. Он признает, что воспринимает себя более уязвимым и слабым. Он осознает, что наибольший вклад в его дистресс вносят напоминания и воспоминания о травматичном событии. Принимая все это во внимание, он сравнивает выгоды и затраты стратегии избегания.  Майк дает 80 баллов к 20-ти против избегания и это повышает его готовность к экспозиции. Он также проявляет готовность к проверке убеждений, делающих экспозицию пугающей, а избегание привлекательным. Наконец он составляет список выгод экспозиции.

  • Я смогу снова начать готовить. Я смогу чувствовать себя комфортно в своем доме.
  • Я смогу улучшить качество своей жизни. Я буду менее склонен к тревоге.
  • Я смогу ощущать больше контроля.
  • Я смогу выбраться из этой колеи и чувствовать себя спокойнее.
  • Я смогу быть нормальным человеком. Я смогу быть свободным.

Майк идет дальше и составляет список преимуществ этих выгод.  Свободу он воспринимает, как нечто достижимое и способное поддержать его в ожидаемых неудачах.  Некоторые клиенты готовы пойти на риск, чтобы убедиться, что их негативные ожидания не подтверждаются, как было описано Мишель Краск и коллегами. Другим требуется некоторая доля надежды, чтобы начать экспозицию. Майк, как раз такой клиент и он значительно расширил список выгод экспозиции, придав тем самым себе смелости сделать первый шаг. Выгоды экспозиции перевесили ее недостатки в соотношении 80 к 20-ти и Майк стал готов к проверке своих страхов и построению иерархии пугающих ситуаций.

Свяжитесь с нами

Наши контакты

Телефон

8 (800) 350-70-19

© 2020 Ассоциация когнитивно-поведенческой психотерапии
Все права защищены | Политика конфиденциальности
Документы для ознакомления
Присоединяйтесь к нам: